Перейти к содержанию
Уютное сообщество любителей Омораси
Авторизация  
TBrass

Путешествие в мечту

Рекомендуемые сообщения

                  Задумал я еще два месяца назад написать этот объемный рассказ. Долго сопротивлялся сюжету, возникшему у меня в голове, откладывал, надеясь, что отпустит и не придется тратить время и силы на это неблагодарное дело. :) И все-таки на прошлой неделе сел и написал начало. Решил, что буду выкладывать по кускам, как только будет готово продолжение. Ну а пока публикую то, что уже написано.  :) 

 

 Пролог

 

            Сейчас мне уже трудно представить себя тем застенчивым, тихим и скромным человеком, каким я был в пору ранней юности. В то время я был замкнут и жил в своем мире: много читал, слушал музыку, редко выходил из дома, не употреблял алкоголь, не сбивался в стаи со своими сверстниками и не общался с девушками. Время от времени я ходил на школьные вечера, но ровным счетом ничего интересного для себя в них не обнаруживал. Все эти тусовки мне тогда казались глупыми и пошлыми, я не испытывал симпатий ни к одной из своих одноклассниц, и всякий раз ждал, когда же школьный вечер завершится и я уйду, наконец, домой, и в наушниках перед сном послушаю хорошую музыку, а не ту гадость, что звучала весь вечер.

 

Первая симпатия и позор

 

            Летом, после окончания школы, я продолжал приятельствовать с одним своим одноклассником – чуть ли не единственным человеком с которым в ту пору общался: нас связывал общий интерес к музыке. Он был совсем не похож на меня: активно тусовался в компаниях, употреблял алкоголь, не выносил одиночества, общался с девушками и рассказывал о том, как уже пару раз удалось вступить с ними в половую связь. В августе он позвал меня на вторую гитару в группу, затем я стал посещать концерты в местных рок клубах и постепенно стал выходить из своего замкнутого мира.

Но один день раз и навсегда перевернул мою жизнь: впервые тогда я влюбился и понял, что жизнь в полной изоляции без девушки никогда не будет полноценной,  застенчивость мешает жить, а порой может сыграть злую шутку, что тогда и произошло…

После репетиции, приятель сообщил мне, что недавно познакомился с очередной девушкой и прямо сейчас они с подругой зовут нас к себе в гости. Я планировал уехать домой и не горел желанием идти непонятно куда.

            - Что ты там дома будешь делать? – возразил с ехидцей в голосе он. - Книжки читать? Музыку слушать? Успеешь еще послушать – пора становиться мужчиной.

            Я решил, что немного посижу за компанию, а потом уеду. Мы вошли в подъезд, стали подниматься по лестнице, и на третьем этаже приятель произнес: «погоди», затем отошел в сторону мусоропровода, открыл крышку, расстегнул ширинку на своих джинсах и стал справлять малую нужду, сопровождая комментариями: «ох, как же зашибись сходить поссать». К тому моменту я и сам хотел уже сходить в туалет, но рассчитывал сделать это у себя дома, и уж точно у меня не нашлось бы такой наглости, как у приятеля, вот так просто встать и сделать это в мусоропровод.

 

            Дверь открыла девушка, с которой и познакомился мой приятель, и первое, на что я обратил внимание, едва переступив порог – это родные для меня звуки: играл альбом исландской певицы BjorkPost”. Я вошёл в комнату, и сердце мое впервые екнуло: прямо на полу, обхватив колени руками, сидела премиленькая, совсем юная девушка, погрузившись в музыкальный мир. Эта была очень симпатичная, черноволосая, большеглазая смуглая девушка-подросток. В ее лице было что-то восточное, хотя в целом внешность у нее была вполне себе европейская. Не зря считается, что самые красивые и интересные люди рождаются у родителей различных национальностей.

Постояв с минуту в немом восхищении, я присел рядом с ней, и в припеве, когда певица исполняла крещендо в кавер версии старинной джазовой песни «Its oh so quiet», стал отбивать руками по коленям партию барабанов. Девушка повернула голову в мою сторону и приветливо улыбнулась. Мы познакомились и буквально утонули в общении минут на десять, пока меня резко не прервал приятель, отозвав в сторону.

            - Пошли на кухню, там нас ждут чай пить. Твоя подруга скучает, - произнес он и позвал за собой.

            На кухне сидела девушка, открывшая нам дверь, и ее подруга плотного телосложения.

            - С Лизой решил посидеть? – спросила она грубым голосом, - так она ж малолетка, ей пятнадцать только.

            Приятель обнимал за талию хозяйку квартиры, та хихикала, другая девушка курила сигарету и оценивающе рассматривала меня.

            - Ну расскажи что-нибудь? – нарушила она тишину.

            - Что ты хочешь узнать? – спросил я.

            - Ну не знаю. С Лизой ты ведь о чем-то общался все это время. Нам ведь тоже интересно.

            «Вряд ли тебеэто действительно интересно» - подумал про себя я, и, немного посидев, предложил всем пойти в комнату, попутно захватив чай себе и Лизе.

 Я вновь сел рядом с ней, но мило поговорить наедине, увы, нам больше не удалось. Полчаса мы сидели, общаясь ни о чем, а я мысленно про себя желал всем, кроме меня и Лизы, куда-нибудь испариться. Я продолжал испытывать легкое блаженство просто от того, что сидел рядом с приятной девушкой, однако недолгую идиллию стал нарушать физический дискомфорт – мне довольно ощутимо уже хотелось по малой нужде, но моя застенчивость не позволяла мне тогда встать, чтобы сходить в туалет. Я продолжал сидеть, стараясь не обращать внимания на неудобство. Увы, чем дальше шло время, тем мне становилось все хуже и хуже. Я замкнулся, погрузившись в себя, и почти не поддерживал разговор, мечтая уже скорее уйти домой. В это время девушки с моим приятелем решили сходить за алкоголем, звали меня, но я сказал, что не пью и компанию им не составлю. Мы вновь остались наедине с Лизой на некоторое время. Выяснилось, что мы живем недалеко друг от друга, в соседних дворах. К счастью, Лиза была крайне разговорчива со мной и говорила в основном она: я уже к тому моменту просто не в состоянии был поддерживать беседу и отвечал односложно.

            Когда вернулся приятель с девушками, я уже точно знал, что не задержусь больше и не дам уговорить себя остаться здесь дальше. Низ  живота неприятно тянуло, спину начинало ломить, а мозг, казалось, сосредоточился на одной единственной мысли, связанной с неотложной потребностью моего организма… Впрочем, в тот момент я уже внутренне готов был на минуту побороть свою застенчивость и в моей голове созрел нехитрый план:  набраться бесстыдства и последовать примеру своего приятеля - пописать в мусоропровод… Обстоятельства складывались в мою пользу: приятель скрылся с девушкой в комнате, полная девушка осталась одна на кухне, и у меня появился отличный шанс ретироваться незаметно. Я уже стоял одетый в коридоре и заглянул в комнату, чтобы попрощаться с милой Лизой.

            - Ты уже уходишь? – спросила она.

- Да, - ответил я, - пойду домой.

- Я тоже уже собиралась уходить, -  сказала Лиза, - проводишь меня?

            - Я подожду тебя на улице, - ответил я, вышел и закрыл за собой дверь. Мне просто необходимо было спуститься вниз и как можно быстрее облегчиться, пока она не вышла следом. Как назло, кто-то поднимался по лестнице вверх. Когда шаги стихли, я уже подошел к мусоропроводу и резко отскочил, т.к кто-то на том же этаже открыл дверь, вышел из квартиры и спустился вниз. Я проклинал всех жильцов, которым резко приспичило шататься по подъезду именно в тот момент, когда и мне тоже приспичило по другой причине, и их брожения мешали мне устранить мою проблему. Пока я медлил и ловил подходящий момент, было уже поздно: я услышал, как наверху открылась дверь и Лиза спускалась. Быстренько пробежав по ступенькам вниз, я сделал вид, будто ждал все это время её у подъезда, прохаживаясь взад-вперед.

            Путь до дома я запомнил на всю жизнь. Мне с трудом удавалось делать вид, что все нормально, я оглядывался по сторонам, одновременно понимая, что никуда не отойду при юной прекрасной девушке; переполненный мочевой пузырь покалывали тысячи иголок, спину ломило от боли, и каждый шаг отдавался ударом в виски. Я старался реже дышать, т.к каждый вздох только усиливал мои мучения. Когда мы подходили к Лизиному дому, я уже наклонялся вперед и физически не мог разогнуться. Я и представить себе не мог, что такая приятная встреча обернётся сущим кошмаром для меня.

            Наскоро попрощавшись, я устремился к своему дому. К счастью, до него оставалось не так далеко, и хоть к тому моменту было немноголюдно, я не смог бы в ту пору заставить себя помочиться где-нибудь на улице. Отходил от дома Лизы я на всякий случай относительно спокойно, но как только оказался в своем дворе, словно бы какой-то дополнительный блок снялся, и я буквально не мог больше терпеть. Судорога прошла по телу, я согнулся пополам и через штаны пережал уретру рукой. В этом, видимо, и была моя главная ошибка. Через секунду пресс напрягся, мышцы стали сокращаться, в попытке выдавить жидкость, но кулак, сжимавший пенис через джинсы, не позволял просочиться ни капле. От этой борьбы, внезапно, давление внизу живота резко увеличилось  так, что силы кулака не хватало: капли стали просачиваться, невзирая на внешнее усиление. Добравшись до подъезда, я отпустил руку и почувствовал, как горячая струя стекала по ноге под джинсами. Натекло прилично, прежде чем мне удалось прерваться. Дома, стоя у унитаза, одновременно облегчаясь, я обнаружил, что джинсы в промежности были насквозь мокрые, а по правой штанине вниз шли несколько влажных дорожек…

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Да, именно смесь генов даёт самые прекрасные результаты, это обычный закон генетики. Именно дети от родителей двух разных рас получаются обычно красивыми и умными.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Быстро затягивает. Хочу продолжения.)

Классный рассказ.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

              В этой части нет ничего по нашей теме, поэтому тем, кого не интересует сюжет рассказа и кто "вылавливает" из текста исключительно описание по "omorashi", этот кусок могут пропускать сразу.

 

Пластмассовый мир победил

 

 

            А уже через неделю после этого события я попал в новую тусовку, пребывание в которой со временем изжило из меня всю застенчивость и замкнутость. Это были совсем другие люди, нежели мирные неформалы в рок клубах: циничные, наглые, они собирались дома, употребляли алкоголь и ходили по ночным клубам знакомиться с девушками. Тусуясь в непривычной для меня среде, я неизбежно впитывал атмосферу и проникался рассказами новых знакомых о том, как они знакомились с девушками и в кратчайшие сроки укладывали их в постель. Я пил наравне со всеми, справить нужду в нетрезвом виде на улице вообще перестало быть для меня проблемой, я знакомился с девушками и через минуту забывал их имена. Воздействие алкоголя превосходно помогало побороть робость. Я беззастенчиво подходил к более-менее понравившейся представительнице женского пола, заводил с ней туманный разговор, спрашивал про её жизнь, и, порой, даже не успевал фиксировать момент перехода от попыток перекричать громкую музыку до поцелуев взасос сидя в кресле, с ощупыванием интересных частей тела очередной знакомой. Ночные похождения в пьяном угаре были похожи на охоту: сборы с распитием алкоголя, затем поход в ночной клуб, где уже наметанным глазом отмечаешь для себя девушек и мысленно определяешь к какой подойдешь в первую очередь. Затем стандартная процедура знакомства, в процессе которого ты либо берешь у девушки номер телефона, либо предлагаешь продолжить знакомство немедленно в другом месте, а проще говоря – у себя дома.

                Посетительницы ночных клубов с виду выглядели невинными и недоступными ангелочками, но я знал, что под личиной многих из них скрывались сущие дьяволицы. Нашей задачей было  пробудить в них похоть и желание. Девушки в большинстве своем были не менее, а порой и гораздо циничнее парней из той тусовки, в которую я попал. Каждая, в глубине души, считала себя королевой, а любого парня - потенциальным подданным. Девушки могут смотреть на тебя, невинно хлопая глазками, а сами уже просканировали, оценили тебя по своим критериям, определили, дадут тебе сегодня или не дадут никогда, посмотрят, можешь ли ты им быть чем-то полезен прямо сейчас или в перспективе, и в зависимости от этого либо отошьют сразу, либо позволят тебе действовать дальше…

                Через год я уже не узнавал сам себя. Я стал наглым, циничным, самоуверенным, но порой во мне неожиданно просыпался тот замкнутый юноша, презиравший весь этот пластмассовый мир, частью которого я становился сам. В такие моменты я понимал, что все это пустое занятие, что все эти девки, весь этот секс в пьяном угаре – вовсе не то, к чему действительно стоило стремиться. Хотелось чего-то иного, но я убедился в том, что все эти грезы о прекрасной, милой девушке – не более чем бесплодные фантазии и предметы ночных поллюций робких подростков и юношей. Ведь я уже вырвался из своего замкнутого мира, и пусть во всех этих клубах царила пошлость и пустота, о чем я знал всегда, но все же это и есть реальная жизнь, а не воздыхания в одиночестве о той, что существует лишь в воображении… И я вновь окунулся с головой в мир пьянства, танцев и разврата.

                Еще год спустя я понял, что меня уже начинает тошнить от такой жизни. Самое ужасное было в том, что почти все рано или поздно начинали это осознавать, но с ужасом для себя понимали, что иного не дано и гнали прочь от себя эти мысли. Это только поначалу, когда все в новинку, кажется, что такая жизнь – сплошной праздник. Тебя засасывает в этот мир, ты начинаешь ходить в клубы как на работу и обнаруживаешь там всегда одних и тех же людей, которые по привычке приходят, сидят за столиками, пьют, танцуют и делают вид, что им безумно весело. Порой кто-то срывается и начинает говорить о том, что все ужаааасно надоело, пора прекращать вести ночной образ жизни, но обычно находится другой, кто скажет, что все нормально, мы тут все  на позитиве. Гони эти негативные мысли подальше, пей и танцуй – и будет круто.

 

Вторая встреча

 

             Наверное, я так бы и утонул в этом пустом мире, если бы Лиза не появилась в моей жизни второй раз. Как только я увидел её случайно на улице, моё сердце ёкнуло так же, как и в первый день нашей встречи. В свои семнадцать лет она выглядела уже вполне взрослой, а я на короткое время оробел, вспомнив детально нашу первую встречу и те сладкие ощущения, которые испытывал, сидя когда-то с ней рядом. Потом мне стало немного стыдно, и я чуть не покраснел, вспомнив, какими мучениями все продолжилось и чем все закончилось для меня…

             На следующий же день мы стали встречаться, и с тех пор  постоянно были вместе: гуляли по парку, ели мороженное, кормили уток на озере, слушали музыку дома, сидя рядом, о чем-то мило разговаривая или просто молча, тесно прижавшись друг к другу. Мне впервые в жизни было хорошо и комфортно. У нас было много общих тем: мы слушали одну и ту же музыку, смотрели и любили одни и те же фильмы, читали одинаковые книги. Даже в еде, напитках, привычках у нас были схожие предпочтения. Удивительно, как мы были с ней во многом похожи и не знали друг друга раньше. Наверное, это и было то самое счастье, о котором все говорят и мечтают, но никто на самом деле не сможет объяснить, что же это такое. Встречи с ней были глотком свежего воздуха. Она была совершенно другая девушка, совсем не похожа на тех, с кем мне довелось общаться и заниматься сексом последние два года. С ней каждую секунду было хорошо и приятно.   Я мог часами слушать её голос, любоваться её улыбкой и красивыми глазами, радоваться тому, что мы просто гуляем, держась за руки, прикасаться к ней время от времени. Понимание, что я уже в то время любил её пришло позже… Да и не задумывался я тогда всерьез над тем, что со мной происходило – мне просто было хорошо и уютно вместе с ней. В сущности ведь и что такое любовь не знает никто, кроме тех, кому посчастливилось испытать это чувство в своей жизни хоть раз. Многие берутся, каждый на свой лад и в силу своего понимания, объяснять, что они вкладывают в это слово. Но исчерпывающее значение не смог найти никто, несмотря на громадное количество попыток. В одном я только уверен: тот, кто испытывал любовь в своей жизни – это чувство уже не спутает ни с чем.

                 Мы проводили все свободное время вместе, в то время у нас были близкие платонические отношения. Я ни разу не попытался её совратить: она казалась мне невинной и слишком хорошей для этого. Сексуально разряжался я, да не осудит меня строго читатель, с другими девушками, имена которых даже не старался запомнить и они для меня ничего не значили. Надо заметить, что во время встреч с Лизой на меня нападали приступы былой застенчивости в некоторых моментах. Например, я никогда не отлучался в туалет во время наших встреч, вне зависимости от того, где мы были: у меня или у неё дома, в кафе, в кино, в театре, на улице и т.д. Она тоже ни разу не отходила от меня во время наших встреч. Впрочем, таких казусов, как во время знакомства с ней, со мной больше не происходило, да и, находясь рядом с ней, необходимость облегчиться перекрывало сексуальное возбуждение, хотя я и не давал себе волю, решив, что все еще успеется со временем, а пока и так все замечательно. Да и просто я не хотел торопить события и боялся всё испортить. Максимум, что между нами происходило – это взаимные объятия и невинные поцелуи. Этого вполне хватало для счастья.

                Вскоре, однако, утверждение одного философа о том, что счастье – это лишь временное избавление от страдания, дало о себе знать. Во время одной встречи у меня дома, дело зашло намного дальше: мы обнимались, затем стали целоваться. Лиза ко мне тесно прижалась и прошептала:

             - Мне надо тебе кое-что сказать.

             - Слушаю тебя, - произнёс я, оторвавшись от её губ.

             - Я, честно говоря, долго тянулась и не решалась тебе сообщить об этом…Просто не думала, что у нас вот так с тобой все сложится… Наверное, нужно было сразу это сделать, - издалека зашла она.

               Меня охватило легкое тревожное волнение. Судя по серьезному тону, она намеревалась сообщить мне нечто важное.

             - Я уезжаю через две недели учиться в Германию, и, вероятно, останусь там жить навсегда, - произнесла Лиза немного виновато и грустно.

             Ком подступил к горлу, её слова пока не доходили до моего сознания, но через секунду обухом по голове меня ударила мысль: скоро Лиза уедет, а я останусь один и… теперь я понимал, вернее совсем не понимал, как буду жить дальше без неё…

              Оставшиеся до её отъезда дни пролетели быстро, с налетом трагической грусти. Я послал к чертям всех одноразовых девиц – теперь я не мог с ними провести время даже ради сексуальной разрядки. Как же я не хотел, чтобы Лиза куда-то уезжала! В последние дни она сама тянулась ко мне физически, прижималась ко мне, просила, чтобы я её ласкал. И, конечно же, я её хотел, как никого на свете, но голову мою сверлила мысль, что вкусив с ней напоследок запретный плод, я только еще больше раздразню себя и после этого не смогу забыть, а заменить её мне никто больше не сможет.

             Последний день с ней мы провели лёжа у меня дома под музыку. Было грустно, хотя мы и весело разговаривали на отвлеченные темы. Однако Лиза в этот день делала все, чтобы меня совратить. От нее шел аромат каких-то необычных духов, от чего её хотелось так сильно, что я с трудом держал себя в узде, чтобы не наброситься, а она словно только этого и ждала. Затем она стала соблазнительно изгибаться, как кошечка, ластилась ко мне, сводя меня с ума.

              - Мур, мур, мур, – зазывающее мурлыкала она, переходя в наступление, – ну, пожалуйста, прошу тебя, давай сделаем это напоследок. Я хочу, чтобы ты был у меня первым.

              - Лиза, - с трудом удерживаясь от соблазна, говорил я, - я хочу тебя безумно, но просто, если сейчас мы начнем это делать, я тебя не отпущу ни в какую Германию.

               Она не сдавалась: сняла кофту, затем лифчик и обнажила свои груди. Стоит ли говорить о том, что я был распален и готов был накинуться на нее, как голодный зверь, но здравый смысл пока еще сопротивлялся природному инстинкту.

              - Пожалуйста, сделай это, прошу. Я, возможно, еще вернусь на время из Германии, чтобы повидаться с тобой, - умоляла она, проникая рукой мне в ширинку.

              - Лиза, ты как только окажешься там, привыкнешь к новой жизни, у тебя появятся новые друзья, кто-то другой, а я останусь здесь и буду постоянно думать о тебе, – пытался объяснить ей я, но не находил слов. Да и как ей, совсем юной и свежей девушке с огромными перспективами, можно было объяснить, что познав с ней один раз пик блаженства, уже невозможно будет кусать плоды гораздо худшего качества от других девушек.

                В конце концов, мне удалось с трудом удержать себя от проникновения в нее, но мы оба все равно, лаская друг друга руками в интимных местах, помогли сексуально расслабиться и получить удовольствие и разрядку…Мы дошли до её дома и долго целовались на прощание. На поезд я провожать её не стал – сама вокзальная атмосфера сгущает краски и делает расставание невыносимым.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Пагубное увлечение и опыты.

 

          Не один год прошел с тех пор, как я пытался смириться с тем, что Лизы больше нет в моей жизни. Первые месяцы после её уезда меня заполнил вакуум, ничто не радовало и не вдохновляло. Алкоголь не помогал забыть Лизу, а напротив – только усиливал грусть. Девушкам я все уши умудрялся прожужжать о ней так, что они говорили: «Ты пока не отпустишь её в своих мыслях, ничего у тебя ни с кем не будет. А я уже не могу про неё ничего слышать. У меня начинает развиваться комплекс неполноценности от сравнений с ней явно не в свою пользу». Со временем я перестал упоминать её имя где-либо, и постепенно моя сексуальная жизнь наладилась, хотя я и близко не получал того удовольствия, которое испытывал в последний, да и предыдущие дни вместе с Лизой… Жизнь продолжалась, и я вышел из этого состояния, но такой как Лиза никогда больше не встречал.

            Я вновь стал посещать ночные клубы, знакомиться с девушками… но былой юношеской остроты от этого не ощущал. Это стало чем-то привычным и обыденным. Занимаясь сексом с той, которая ничего для тебя не значит, всякий раз осознаешь, что половой акт с ней – это все равно, что мастурбация при помощи чужого тела, не более. А иной раз для того, чтобы уговорить девушку даже в постели на близость – тратится столько усилий, что даже если добьешься своего, ничего особо уже и не хочется.

            Существует к тому же ряд девушек, которые испытывают оргазм в одном случае: когда она сначала соблазнит парня, а потом не даст. Однажды мне попалась именно такая девица. Все шло гладко, как по маслу: познакомились в клубе, она была уже под шафе, я купил ей выпить и ненавязчиво пригласил к себе домой посидеть вдвоем в спокойной обстановке. Девушка сразу согласилась. Мы мило посидели, выпили шампанское, легли в постель, и тут она резко стала меня останавливать и убеждать, что так быстро не дает. Борьба с ней длилась час, после чего у меня уже не было никакого желания заниматься сексом с ней, а только дождаться утра и больше никогда не видеть её в своей жизни… Я уже приготовился сдаться, и в этот момент девушка сказала:

             - Ну наконец-то, пойду  в туалет схожу и лягу спать.

              Её слова подействовали на меня необычным образом. Я потянул её за руку и произнес в ответ:

              - Нет уж, дорогуша, ты издевалась надо мной, отказывая в близости, теперь я отвечу тебе тем же, отказав в туалете.

              - Чего? – удивилась она от неожиданности, - ты с ума сошел? Что ты такое выдумал, я же писать хочу!

              - Вот ложись спать и терпи до утра теперь, - ответил я.

              - Я не могу так заснуть, - заскулила она, - шампанское просится наружу, мне очень надо, ну пожалуйста!

              - Мне тоже еще недавно было кое-что очень надо, - парировал я, - ты не уступала. Теперь ты тоже хоть немного помучаешься, а я буду получать удовольствие так же, как ты недавно…

              В тот момент я распалился как никогда.  Я вдруг обнаружил, что осознание факта того, что эта девушка хочет в туалет, что жидкость в её мочевом пузыре давит ей на сфинктеры, она хочет писать и просит её отпустить, заводит меня с особой силой, и я предпочту скорее увидеть продолжение, нежели банально переспать с ней.

             Девушка, тем временем, то слезно умоляла отпустить, то пыталась вырваться, но я её удерживал. В результате она лежала со страдальческим выражением лица и подхныкивала. Мне стало её немного жаль, и я не нашел лучшего утешения, чем помочь терпеть ей, положив свою руку ей между ног.

            - Ну почему ты такой плохой, а? – спросила она, - мучаешь меня.

            - Но ведь и ты надо мной издеваешься, - ответил я, - поэтому мы оба с тобой такие нехорошие – вместе лежим и не даём друг другу. Вот, убедись сама, - с этими словами я взял свободной рукой её руку и поднес к своей возбужденной плоти.

            - Ого! – неожиданно выпалила она

            - Вот тебе и ого, - сказал я, - знаешь как неприятно долго лежать с таким напряжением в паху, особенно если в итоге не получил разрядки? Не лучше, чем тебе сейчас после шампанского без возможности облегчиться.

Мы немного полежали молча.

            - Всё, - сказала она, - я больше не могу. Предлагаю сделку: ты отпускаешь меня в туалет, я вернусь, помогу расслабиться тебе и мы квиты.

            - Согласен, но только сделаем наоборот. Как говорится, вечером деньги, утром стулья. А доверять девушкам в таких вопросах не стоит.

            - Ладно, - сдалась она, - у меня уже сил нет с тобой спорить. Твоя взяла.

            Девушка села на край дивана, откинула волосы назад, наклонилась, открыв рот, и доставила мне несколько приятных минут. Давно у меня не было такого сильного оргазма. Когда она закончила, я неожиданно для себя и, особенно для девушки, не отпустил её. Мне хотелось видеть и дальше её в таком состоянии. К моему удивлению, она не стала сопротивляться, а напротив – прикрыв глаза, возбужденно шепотом спрашивала: «Ты меня не хочешь отпускать в туалет? Хочешь, чтоб я еще потерпела?».  Я молча запустил руку ей между ног и обнаружил там насквозь мокрые от возбуждения трусики. Одним рывком я стянул с неё нижнее белье и надавил  ладонью на низ живота.

            - Ой, что ты делаешь! – вскрикнула слегка она, - я же сейчас описаюсь.

            Этой фразы хватило, чтобы привести меня в боевую готовностью. Я усадил девушку на себя и через некоторое время получил еще одну разрядку… В конце концов, уставший, я отпустил ее пописать, но девушка не давала мне спать: требовала еще и еще до тех пор, пока я, обессиливший, не провалился в сон…

 

            Вскоре я понял, что ситуация, когда девушка хочет в туалет, действует на меня всегда безотказно, и мне стало намного интереснее доводить девушек до состояния острой необходимости облегчиться, нежели просто переспать с ними.

            Как раз приближалось лето, и едва наступили теплые, солнечные дни, я стал приглашать девушек на прогулку с пивом. Я нашел хорошее уютное местечко: спокойное, но не совсем безлюдное, где были удобные скамеечки, и, разумеется, отсутствие удобств. Затем я угощал девушек пивом, с расчетом, что в какой-то момент схожу еще за одной бутылкой, попутно забежав в кустики. Однако, скромных и стеснительных девушек, вопреки моим ожиданиям, фактически не было. Почти все через некоторое время, оглядываясь по сторонам, объявляли открыто, что «хотят в туалет» и, недолго попереминавшись  с ноги на ногу, спрашивали у меня: «а где здесь можно поссать?». Никакие уговоры «сходить потом» почти ни на кого не действовали. Как правило, девушка либо уходила одна, либо, схватив меня за руку, тащила куда-то за собой, и, обнаружив место, которое с трудом можно было назвать укромным, вручала мне сумку, попросив прикрыть и заодно отвернуться, присаживалась на корточки и справляла свои дела в трех шагах от меня. Выяснилось, легче девушку затащить в постель, чем довести до критичного состояния. Несколько раз мне это удавалось, но в такие моменты она, почуяв, что дело вот-вот обернется катастрофой, предпринимала отчаянные шаги  к спасению своей чести и штанов от сырости: забегала в кафе, подворотни, кусты, а затем, краснея, сообщала, что «едва не обоссалась», даже не догадываясь о том, что увиденное и услышанное мной было как бальзам на сердце и виагра для мозга, передающая сигнал другому органу.

               Тем не менее, мне неоднократно довелось тогда увидеть, как девушка, с которой после пивной прогулки я шел к себе, сжималась изо всех сил; пока я открывал дверь в свою квартиру, пританцовывала, прикусывая губу в нетерпении, и, едва переступив порог, врывалась в мой туалет, плюхалась на унитаз и с грохотом выпускала накопившуюся в мочевом пузыре жидкость.

             Попадались и девушки с повышенной культурностью и скромностью. Такие, как правило, были немного скрытные и стремились воплощать в себе идею, что в каждой девушке должна быть своя изюминка и загадка. Испив чудесный пенный напиток, через некоторое время они  напускали на себя загадочный вид, сообщая, что им уже срочно пора домой. В такие моменты я принимал вид недогадливого тугодума и нарочно растягивал свидание, задавая лишние ненужные вопросы с целью потянуть немного время. Провожание до дома я тоже старался затянуть максимально, пристально наблюдая за спутницей, как она скрывает истинную причину своей спешки. Чаще всего такие девушки благополучно, почти не выдавая себя, добирались до дома, но в последний момент начинали активно прыгать, мяться на месте, ссылаясь на то, что уже холодно и они очень замерзли, после чего  быстро исчезали в подъезде, а мне оставалось только додумывать, как она, бедняжка, танцует отчаянно у своей квартиры, пытаясь сохранить сухость своих трусиков. Иногда, впрочем, давление в их мочевом пузыре превышало критическую норму, и в такие моменты всю их таинственность как рукой снимало: произнеся что-то невразумительное, они просили не следовать за ними, а сами уже находили какие-то жиденькие кустики, подворотни, едва укромные закутки, куда мчались, словно потерпевшие кораблекрушение пассажиры, уставшие плыть по безбрежному океану и увидевшие, наконец, спасительный островок на горизонте.

                В своей пагубной страсти я никому не признавался и хранил её в тайне от всех. Это стало для меня чем-то вроде хобби. Некоторые любят азартные игры, другие – алкоголь, табак или наркотики, третьи – шопинг, четвертые – коллекционируют монеты, марки, фантики… Меня же обуревала страсть и азарт при виде девушки, хотящей в туалет и потенциальной возможности растянуть ситуацию до максимума, вплоть до мокрого исхода… чего мне, конечно же, не довелось никогда достичь. Пожалуй, только такое увлечение и смогло тогда немного притупить мою тоску и устранить грусть от разлуки с Лизой…

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Невероятное событие

 

               Прошло еще несколько лет. Я повзрослел, немного остепенился. Жизнь проходила в умеренном темпе, все стало предсказуемо, стандартно, стабильно. Я работал, играл в любительской группе. Время от времени мы выступали в разных городах, записывали новый материал в студии. Активная клубная жизнь закончилась, хотя порой мы собирались все той же тусовкой, выпивали и шли в ночные клубы «вспомнить юность». Но задор, конечно, уже был не тот, что раньше. Я встречался с девушкой, и хотя между нами не было ни страсти, ни искры, ни общих интересов, она меня вроде как устраивала, и я уже решил, что стоит на этом остановиться – ведь нельзя же всю свою жизнь бегать в поисках случайного секса и бесконечно вспоминать тот чудесный юношеский период, когда я проводил время с единственной девушкой, которую любил – Лизой.
              Наверное, у всех людей рано или поздно наступает такой момент, когда от жизни не ждешь больше никаких сюрпризов; все течет по накатанной колее с повседневными заботами, мелкими радостями, предписанными праздниками, отмеченными красным цветом в календаре и указанными в паспорте в графе «дата рождения».
Мне шел уже двадцать шестой год, и, казалось, что все самые веселые, сумасбродные, беспечные и лучшие дни остались в прошлом. Нашего вокалиста неожиданно и быстро забрали в армию, барабанщик постоянно пропадал в командировках на работе, поэтому группа была временно распущена. Наступало лето и оно обещало быть жарким по прогнозам синоптиков. Я вышел в отпуск и вот уже второй день подряд просыпался после полудня, да и то можно сказать не самостоятельно: в первый день меня разбудил звонок в домофон, а во второй – звонок в квартиру. Я спросонья открыл дверь – на пороге стояла молодая, скромная девушка. Она протягивала мне газету и какие-то агитационные материалы. Город готовился к выборам мэра через две недели, главный претендент смотрел на меня строго с постера, а мои глаза выхватили кусочек фразы, написанной жирным, черным шрифтом: «наведу порядок». Я взял все, что она мне предлагала для изучения, чтобы тут же выбросить в мусор не читая, девушка поблагодарила меня, но не уходила, как будто что-то хотела еще спросить.
               - Молодой человек, простите, пожалуйста, - словно прочитав мои мысли, немного краснея, обратилась она, - я уже долго хожу по квартирам, и мне надо еще три дома обойти… Можно я схожу у вас в туалет?
                - Конечно, проходи, - приятно опешил я от удивления и почувствовал, как сердце в груди застучало сильнее.
                  Девушка прошла по коридору и скрылась за дверью заветной комнаты. Отчетливый журчащий звук, доносящийся оттуда, привел меня невольно в состояние возбуждения. Две минуты спустя она, всё еще смущенная, благодарила меня на пороге моего дома, сказав, что я очень добрый, и что если бы она не решилась спроситься у меня, то не факт, что кто-то ее бы пустил к себе, и неизвестно, чем бы для нее это закончилось. Я не стал себе дорисовывать возможное дальнейшее развитие события, иначе девушка могла бы так и не продолжить в тот день свою неблагодарную работу, согласившись сделать перерыв, попить чая, а там, глядишь, и прилечь ненадолго на мой диван… Я просто взял у нее номер телефона и пожелал хорошего дня. Меня ожидало другое, куда более невероятное событие…
                Как только я захлопнул дверь, в квартире раздался телефонный звонок. С легким раздражением я взял трубку, ответил и внезапно услышал приветливый, бодрый женский голос:
             - Привет! Узнаешь?
             - Лиза, ты?! – опешил и удивился я.
             - Столько лет прошло, а ты не забыл меня и сразу же узнал?
             - Ты приехала? Когда мы встретимся? – волнуясь и переживая, что вдруг это сон или розыгрыш, спросил я.
             - А нужно? – продолжала играть она.
             - Издевается она… нужно! И чем быстрее, тем лучше!
              Уже через десять минут мы гуляли с ней вместе… Едва я ее увидел, как все те притупленные, подавленные годами чувства вернулись ко мне с былой силой. Я просто потерял голову от счастья, весь мир для меня вновь перевернулся и возникло чувство, будто все эти годы я жил впустую, в режиме ожидания встречи с ней… Хотелось рассказать все, о чем я думал все это время, о своих переживаниях, связанных с ней, о том, что она для меня значила… Я множество раз представлял нашу встречу и то, что обязательно скажу ей, но теперь, когда она неожиданно объявилась, мне в голову лезли только какие-то банальности и говорили мы с ней о сущих пустяках, словно бы и не было никогда между нами ничего близкого и особенного. Лиза же, напротив, вела себя спокойно, жизнерадостно так, словно мы последний раз виделись позавчера. Теперь она была уже созревшей, безумно красивой девушкой, совсем не той девочкой-подростком, которой я увидел ее впервые много лет назад… В этот летний день она была в легком платьице и выглядела в нем весьма соблазнительно. Пока я терял голову, опьяненный встречей с ней, Лиза сообщила мне, что её подруга в Питере выходит замуж на следующей неделе, а другая знакомая оставила ей там ключи от квартиры и прямо сегодня вечером она готова уехать туда вместе со мной.
                - У меня еще куча дел на сегодня. Весь день в беготне будет, а вечером встреча с подругами в парке… Ты купи тогда билеты на вечерний поезд, мы созвонимся… запиши номер моего мобильного телефона… все вещи у меня в Питере, возьми с собой все необходимое… - Лиза протянула мне паспорт, продолжая по деловому объяснять план действий.
               - Подожди, не так все быстро, дай мне осознать происходящее и убедиться, что это не сон, - сказал я, обняв Лизу, и крепко её поцеловал. Лиза прижалась ко мне и ответила тем же.
               - Убедился? – улыбнулась она.
               - Не знаю… если в ближайшее время не проснусь, то поверю, что это действительно происходит наяву.
               - Хорошо, ну а пока не теряй времени и сходи на вокзал. Скоро мы наверстаем упущенное, - загадочно ответила она и шаловливо подмигнула.

 

Путешествие в мечту. Поезд.

 

                 В окрыленном, полунаркотическом, полупьяном состоянии от встречи с Лизой, я добрался до вокзала, купил билеты на поезд и маялся в ожидании вечера, не находя себе места. Минуты ползли медленно, часы тянулись бесконечно долго, казалось, что вечер в этот день не наступит никогда. Я не находил себе места, мне не хотелось ни есть, ни пить, ни спать, и ничто не могло меня отвлечь от предвкушения встречи с ней и внезапной поездки в город трех революций.
                Вечером она перезвонила мне и сказала, что пока сидит с подругами в парке, вернее в каком-то летнем кафе на веранде уже часа три, и попросила заехать за ней, а то подруги не желают её отпускать, предлагая остаться с ними. До прибытия нашего поезда времени еще было много. Я приехал в парк и где-то полчаса сидел там вместе с Лизой и ее подругами. Внизу, рядом со столиками, где мы сидели, стояли две пустые бутылки игристого вина. Все, кроме Лизы, были явно пьяны. Когда до отправления нашего поезда оставалось меньше часа, мы распрощались и сели в такси.
               - Скорее бы добраться до вокзала, - сказала Лиза уже в машине.
               - Нам некуда спешить, на поезд успеем сесть, - успокоил её я.
               - Не в этом дело, - ответила она, придвигаясь ближе ко мне, и сказала чуть тише, - в туалет очень хочу. Лопну сейчас.
               Её слова подействовали на меня, как взрыв атомной бомбы. Я потерял дар речи и не знал, как реагировать. Внезапно мне вспомнился и тот мой позор после первой встречи с ней, и все наши встречи спустя два года, когда мы собой воплощали влюбленную парочку, словно сошедшую с романтических картинок и любовных романов, где видны только чистые, возвышенные и непорочные стороны взаимоотношений, в которых не было места походам в отхожее место, с чем мы тогда благополучно справлялись… хотя тогда мы были совсем юнцы, с тех пор столько воды утекло, да и я в себе уже потом обнаружил порочную склонность и интерес к девушкам, желающим облегчиться… Но одно дело – девушки, к которым я не испытывал чувств, другое – девушка, которую я любил с первого дня нашей встречи; ту которую обрел и, казалось, потерял навсегда, а теперь вновь она появилась в моей жизни, мы едем с ней вдвоем, и она говорит, что хочет в туалет… У меня возник когнитивный диссонанс… Две силы: любовь и пагубная страсть столкнулись во мне одновременно и не знали, что им делать друг с другом…
                  Пока мы ехали на вокзал, Лиза рассказывала про то, где она сегодня была, как посидели с подругами, но больше не обмолвилась о своем желании, да и сидела и говорила она вполне спокойно. А я по-прежнему не понимал, как мне реагировать. Мы приехали, вышли из такси, сделали несколько шагов в сторону вокзала, как внезапно нам встретилась яркая внешне, благодаря качественному косметическому тюнингу, блондинка.
- Лизааа! Ты какими судьбами здесь, сто лет тебя не видела! – накинулась она на мою возлюбленную с объятиями.
Я отошел в сторонку. Из обрывков диалога между ними, доносящегося до моего разума, я понял, что блондинку зовут Ольга, с Лизой они знакомы чуть ли не с детства. Я не стал особо вслушиваться в их беседу, а просто наблюдал за ними со стороны. Ольга была из тех девушек, на которых в ночных клубах облизываются все присутствующие парни, но почти всех она отшивает сразу. Девушки такого типа не церемонятся с мужчинами и задают высокую планку для желающих познакомиться с ней. С такой не сблизиться путем простого общения, любые разговоры для них - это пустая болтовня. Такие девушки ценят благосостояние, материальные ценности и комфорт, которыми их способен и готов окружить ухажер… Пока девушки мило щебетали, дружески посматривая друг на друга, я заметил, что обе они вели себя словно актрисы, и за фасадом дружелюбия скрывалось явно что-то противоположное, основанное на конкуренции и скрытой враждебности, которую, полагаю, испытывают все привлекательные и яркие девушки по отношению друг к другу… Я поглядывал то на девушек, то на часы, и чувствовал, что скоро их диалог придется прервать мне. Известно, что когда две женщины зацепятся языками друг с другом – они могут забыть обо всем на свете, и такая мелочь, как посадка на поезд, которая завершится уже через пятнадцать минут, не заставит их самостоятельно прерваться на полуслове. Я поймал взгляд Лизы, показал ей жестом на часы.
                - Ну все, Оля, ты давай, звони, я уже просто на поезд опаздываю, - ответила Лиза, - как приедешь – набери меня, встретимся.
                Еще с минуту они обнимались и целовались на прощание.
               - Думала, не отстанет никогда, - взяв меня за руку, сказал Лиза, - у нас еще есть время?
               - Через 12 минут поезд отправляется, успеваем, но стоит уже поторопиться, - ответил я.
               - Хорошо, только я сначала заскочу в одно местечко, - сказала она и направилась по направлению указателя с надписью «WC».
               - Билет свой возьми, иначе бесплатно не пустят, - ответил я.
               Уже через минуту Лиза вернулась.
               - Быстро ты, - сказал я.
               - Не везет мне сегодня, - ответила она, - висит табличка «технический перерыв» и дверь закрыта.
               Будь на её месте любая другая девушка, я бы обрадовался, но только не в отношении Лизы.
               - Идем, - сказал я, - около перрона есть бесплатный туалет. Ужасный, правда, но…
               - Где он? Пошли скорее, - не дала мне договорить она.
               Туалет оказался тоже закрыт. Женский голос в динамиках объявил, что посадка на наш поезд завершается через пять минут.
               - Черт, все из-за этой Ольги… вечно у меня с ней связаны какие-то мелкие неприятности, - с досадой произнесла Лиза.
               Мы отыскали нужный вагон, приготовили паспорт и билеты. Лиза уже не могла стоять спокойно. Давно я не видел девушку в таком состоянии, но в тот момент я хотел ей помочь и ничего не мог для нее сделать… Проводница проверила наши паспорта с билетами, назвала места, и мы поднялись по ступенькам в вагон. Пока мы пробирались на свои места, женский голос объявил, что поезд отправляется через три минуты…
Лиза заскочила в наше двухместное купе первой и быстро села у окна. Закрыв дверь, сел рядом с ней и я.
             - Вот ведь досада, - сказала Лиза, ухмыльнувшись - так хотела тебя удивить, сделать сюрприз, броситься тебе в объятия и сразу соблазнить, но сейчас мечтаю только о том, чтобы дотерпеть до открытия туалета…
            - Удивить меня тебе не просто удалось, - ответил я, - я весь этот бесконечный день схожу с ума и просто не верю, что ты рядом со мной, что я вновь с тобой могу говорить, видеть тебя… Хотя, - задумался о своем я, - тебе сейчас немного не до того…
            - Я чувствую, что в любой момент могу тебя действительно «удивить» не с самой лучшей стороны… Вот ведь как, - Лиза сжала плотно ноги, засунув руки между бедрами, - много раз я мысленно представляла встречу, как это будет красиво, романтично… а в результате пробегала весь день, и сейчас сижу с тобой в поезде, умираю, рискуя наделать лужу и сгореть от стыда.
             Поезд тронулся, Лиза положила голову мне на плечо и жалобно произнесла:
             - Пожалей меня, мне сейчас плохо…
             Мне и правда было ее очень жалко, я испытывал невероятный прилив нежности и старался не возбуждаться от её состояния, хотя чувствовал, что обмануть свой организм мне не удастся… Идиллию нарушил стук в дверь и голос проводницы:
             - Билеты покажите, пожалуйста.
             Я открыл дверь, женщина проверила наши билеты и спросила:
             - Чай, кофе будете заказывать?
             - Пока нет, - ответила Лиза, - скажите, а туалеты скоро откроются?
             - Минут через пятнадцать, как закончится санитарная зона.
             Проводница пошла дальше выполнять свою работу.
             - Я сейчас сдохну, - сказала Лиза, придвинувшись к краю сиденья, и положила голову на стол.
             - Что-нибудь придумаем, - ответил я, - можешь на минутку встать?
             - Не знаю, сейчас попробую, - сказала она, немного приподнимаясь. Но как только встала, задышала еще сильнее и стала переминаться с ноги на ногу… Я подошел к ней, обхватил под платьем сзади трусики и очень аккуратно стянул их с неё…
             - И каким образом мне это может помочь? – удивилась она.
             - По крайней мере, трусики точно останутся сухие.
             - Ага, но чтобы убрать лужу в купе, понадобится ведро и тряпка, - съязвила Лиза.
             - Пойдем, - сказал я.
             - Куда? - танцуя на месте, не понимала она.
             - В тамбур.
             - Я не сяду в тамбуре!
             - Не в тамбуре, а между вагонами!
             - Тем более не сяду! Вдруг кто-то из другого вагона захочет пройти!
             - Тебе можно будет не садиться!
             - А что тогда? - спросила Лиза, затем резко присела на корточки, - все, пойдем в тамбур, куда угодно, иначе я сейчас описаюсь в нашем купе!
             По вагону она шла сгибаясь, и пользуясь тем, что никто кроме меня ее не видит, одну руку прижимала к промежности… Я вновь вспомнил себя в день нашей первой встречи, когда провожал её в таком же состоянии, и понимал, как ей сейчас плохо, но подлому моему организму сочувствие было неведомо и возбуждался от этой ситуации я, казалось, пропорционально нарастающей необходимости Лизы освободиться от содержимого мочевого пузыря.… Мы вошли в тамбур. Лиза остановилась.
             - Ну же, Лиза, что ты медлишь? Проходи, садись между вагонами, - открыв дверь, призывал её я.
             - Не могу, - еле произносила она, закусывая губу, сгибаясь и зажимаясь изо все сил, - я скоро взорвусь, но я не сяду там, где меня могут увидеть… Вдруг с другой стороны кто-нибудь пойдет?
Пока я её уговаривал, в тамбур из нашего вагона зашел покурить пожилой мужчина. Лиза резко выпрямилась, перестала танцевать, перекрестила ноги и сделала вид, будто она просто так тут стоит и все с ней хорошо… Мужчина закурил, игнорируя нас, но украдкой поглядывал на мою девушку… У Лизы в глазах застыл немой ужас.
            - Пошли в купе? – спросила она меня.
            - Идём, - ответил я.
Как только мы вышли из тамбура, Лиза мелкими шажками, но очень быстро добралась до нашего купе.
            - Твою мать!!! – шепотом кричала она, когда я закрыл дверь, - Я сейчас точно уписаюсь! Еще минута и все… я не выдержу!
            - Идём! – ответил я, схватив ее за руку, и повел в другую сторону, - уже должны туалеты открыть.
             Лиза вцепилась в мою руку изо всех сил, мы дошли до туалета, но он все еще был закрыт.
             - Потерпи еще секунду, - ответил я, затем постучал в купе проводницы и потребовал немедленно открыть туалет.
             Лиза выпрямилась, как только проводница прошла мимо нас, но пока та открывала дверь, моя девушка издала протяжный вздох и присела на корточки… Меня охватило волнение, я смотрел на нее сверху и думал, что под ней вот-вот неминуемо начнет растекаться лужа… Но посидев несколько секунд, Лиза снова встала. Проводница прошла мимо нас, я открыл дверь и, увидев, как Лиза туда вломилась, юркнул следом за ней, прикрыл дверь и закрыл её на замок. Все еще по инерции переминаясь с ноги на ногу, Лиза с ужасом продолжала смотреть то на меня, то на унитаз, но не спешила облегчиться.
             - В чем дело? – спросил я.
             - Тут грязно… поможешь мне? Я брезгую садиться на такое сиденье… - она прошла немного вперед, расставив широко ноги, - ну же, помоги поднять платье!
               Я приподнял подол её платья, обнажив прелестные ягодицы, Лиза присела, и шипящий поток обрушился вниз…
Как же хорошооо, - стонала она от удовольствия, и я только сейчас понял, насколько сильно уже был возбужден от происходящего… Она еще не закончила писать, а я уже одной рукой гладил ее по попке, затем, когда шум падающей струи прекратился, одной рукой извлек свою плоть из штанов, развернул девушку в сторону умывальника, пригнув ниже, и… мне хватило нескольких толчков, чтобы излиться в неё…
Как только мы вошли в купе, Лиза набросилась на меня… Сложно сказать, сколько в ту ночь мы терзали друг друга… проснулся я от стука проводницы в купе, предупреждавшей, что поезд прибывает через 40 минут в Санкт Петербург. Обнимавшая меня и прижавшаяся ко мне, сладко спящая, обессилевшая и удовлетворенная милая Лиза, вызвала у меня новый прилив нежности, счастья и возбуждения... Проснулась она, когда я уже вновь был внутри неё..

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Это очень хороший рассказ. Причём не только с точки зрения нашей темы, но и с художественной точки зрения тоже. Прочитал с удовольствием. 

 

Есть вопрос: В чём была одета девушка, которая разносила агитационные материалы и попросилась в туалет?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Это очень хороший рассказ. Причём не только с точки зрения нашей темы, но и с художественной точки зрения тоже. Прочитал с удовольствием.

 

Есть вопрос: В чём была одета девушка, которая разносила агитационные материалы и попросилась в туалет?

Спасибо, особенно за "с художественной точки зрения", главным образом именно этого я и хотел добиться от рассказа. Правда, здесь не клуб ценителей литературы. :)

насчет девушки, не знаю... Она появилась там на мгновенье. Так принципиально и необходимо указать вид ее одежды?) мне несложно, конечно, облачить ее в юбку, шортики, допустим, но на мой взгляд, это не обязательно.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!

Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.

Войти
Авторизация  

×

Важная информация

Используя форум, вы соглашаетесь с нашими Правила.